- Друг, меня зовут Р.П. Макмёрфи, и мне не нравится,
когда взрослый человек делает лужу и полощется в ней. Не пора ли тебе просохнуть?


- Рука, как он догадался, что на тебе столько грехов?

- Тебе наклали. Наклали от души.

- Ладно, отойдите в сторонку. Когда я напрягаюсь, я, бывает,
трачу весь воздух по соседству, и взрослые мужики от удушья падают в обморок.


- Кончайте эту музыку, сестра. Когда человека берут
за одно место он имеет право кричать. А нас берут как хотят.


- Я стараюсь, стараюсь, сестра, но, похоже, директор
какальника из меня не получится.


- Значит, если хочется побыть одному - ты больной?
Значит, если я иду в уборную облегчиться, мне надо взять с собой
семь приятелей, чтобы не давали мне задуматься на стульчаке?




"Ужасно тихо лежит, говорил я себе, надо потрогать его, жив ли еще...
Неправда это. Знаю что еще живой. Не потому охота потрогать.
Охота потрогать, потому что он человек.
И это не правда. Тут кругом люди. Мог бы их потрогать.
Охота потрогать его, потому что я тоже, ну, известно кто...пед! Но и это не правда.
Это один страх за другой прячется. Если бы я был из них, я бы и другого от него хотел.
Охота потрогать просто потому, что он - это он." ( Вождь)